Питание военнослужащих в первой мировой войне

Питание военнослужащих в первой мировой войне Инструменты

Развитие продовольственного обеспечения

Сегодня для военнослужащих существуют официально принятые нормы продовольственного обеспечения. Это воспринимается как само собой разумеющееся. Однако прежде чем питание солдата обрело современные очертания, пришлось пройти тернистый и во многом поучительный путь.

История продовольственного обеспечения

О питании служивых людей в России по-настоящему начали заботиться лишь с появлением регулярной армии. До этого харчеваться приходилось, полагаясь на жителей местности, где военные располагались, а в боевых условиях — рассчитывать на продовольственные трофеи, взятые у противника. Целенаправленно средства на питание государством не выделялись.

Указ Петра I

Необходимость в централизованном питании войск стала очевидной для Петра I к началу XVIII века. Именно он 18 февраля 1700 года издал указ О заведовании всех хлебных запасов рамных людей окольничему Языкову, с наименованием его по сей части генерал-провиантом. Теперь войско надо было кормить централизованно.

Нормы питания

Семен Языков был ответственным за выполнение указа Петра I. Он разработал инструкцию, в которой было установлено, что солдату ежемесячно полагалось пол-осьмины муки (около 24 кг), малый четвертак круп (около 3,5 кг), а прочие продукты солдат получал в виде денег. Для тех, кто находился за границей, дополнительно предоставлялось 2 фунта хлеба (1 фунт = 409 г), 1 фунт мяса, и 2 чарки вина (1 чарка = 120 г).

Читайте также:  Какой флюс использовать для пайки микросхем

Организация обеспечения

В 1716 году каждый полк включал в себя должности, отвечающие за продовольственное обеспечение. Для управления ротным хозяйством были назначены фельдфебель, каптенармус, артельщик, кашевар, хлебопек, огородник и конюх.

Вклад Суворова

Александр Суворов, будущий генералиссимус, также внес свой вклад в продовольственное обеспечение армии. Он начал свою воинскую карьеру в интендантской части, занимаясь снабжением полков генерал-фельдмаршала Александра Бутурлина и затем работая комендантом Мемеля.

Автор исторической статьи: Дмитрий Прошкин

Улучшения в снабжении и питании войск

Тем не менее опыт войскового снабженца не пропал даром: Суворов смог существенно улучшить систему питания.

Изменения в приготовлении пищи

Во-первых, он изменил порядок приготовления пищи в походе. Сложившийся до этого предусматривал работу кашеваров и их помощников исключительно на привалах.

Но на это всегда уходило значительное время, а после приема пищи отдыхать было некогда — требовалось немедля вновь отправляться в путь.

Новый подход Суворова

Суворов сделал иначе: команду кашеваров с продуктами заранее отправлял к месту запланированного привала, где она сразу же приступала к своим обязанностям.

Когда туда прибывала походная колонна, обед уже был готов, а после него еще и время на отдых оставалось. Если в цифрах, то время привалов за сутки сокращалось на 5–6 часов, и, как следствие, войскам удавалось преодолевать большие расстояния и с ходу вступать в бой.

Переход каши по-суворовски через Альпы

Несколько слов о появлении термина каша по-суворовски. Во время сложнейшей швейцарской кампании осенью 1799 года войска Суворова совершали легендарный переход через Альпы.

Идти пришлось налегке, а обозы с продовольствием отправили в обход. Однако и силы без горячей пищи в сложнейших погодных условиях в горах у чудо-богатырей были на исходе.

Рецепт каши по-суворовски

Тогда Суворов обратился к войскам: Не приказываю, а прошу: у кого что есть из съестного, сдайте в общий котел — сварим общую кашу и поделим на всех!

Крупа, лук, морковь, сало отдали кашеварам, и те вскоре попотчевали всех горячим обедом. Сил прибавилось, и войска добились желанной победы.

Рецепт каши по-суворовски

  • Перловая и пшенная крупы поровну
  • Горох
  • Морковка
  • Подсолнечное масло
  • Лавровый лист
  • Соль
  • Иногда для большей калорийности добавляют еще и свиную грудинку

Изменения в распределении продовольствия

Улучшения в питании солдат

Во-вторых, благодаря вмешательству Суворова удалось не допустить передачи функции продовольственного обеспечения провиантским комиссионерам. Решение об этом было почти что принято, но с большим трудом императора Павла I удалось убедить в его нецелесообразности.

Новые правила питания

Кажется удивительным, но вплоть до середины XIX века казармы для размещения личного состава в России не строили. Солдат и офицеров определяли на постой к местному населению, где те и питались.

Император Николай I издал указ, в соответствии с которым принявшим на постой военных полагалось для них дважды в неделю отпускать продукты либо выплачивать денежный эквивалент для возмещения затрат.

Еще один вариант: в сельской местности продовольствие хозяин мог поставлять в счет уплаты налогов — такой взнос официально фиксировался военным командованием.

Военное питание в Российской империи

В самом конце XIX века вышел приказ военного министра №346 от 22 марта 1899 года, регулировавший пищевой рацион личного состава. Так, для солдат и унтер-офицеров он состоял из трех частей: провиант, приварочные и чайные деньги.

Пищевой рацион

Первая составляющая — это продукты. Вот как выглядел солдатский рацион в мирное время согласно приказу №346:

  • черного хлеба — 3 фунта
  • капусты — 1 фунт
  • ячневой крупы — 10 золотников (около 43 г)
  • коровьего масла — 4,5 золотника
  • мяса — ½ фунта с костями.

В военное время питание было более плотным:

  • ржаного хлеба — 2,5 фунта или ржаных сухарей — 1 фунт 72 зол.;
  • крупы — 24 зол.;
  • мяса свежего — 1 фунт или мясных консервов — 72 зол.;
  • соли — 11 зол.;
  • овощей свежих — 60 зол. или сушеных — 4 зол.;
  • чая — 1,33 зол.;
  • сахара — 3 золотника.

Нижние чины обеспечивались двухразовым горячим питанием: обед в 12 часов дня и ужин в 19 часов. При этом приготовленное мясо кашевары доставали из котла, разрезали на строго равные порции и выдавали каждому солдату. Суп или кашу получали отдельно. Завтрака как такового не было.

Организация питания

Приварочные и чайные деньги солдаты могли тратить исключительно на покупку стандартного набора, который рассчитывался исходя из существовавших цен места дислокации войсковой части. Эти средства на подчиненных получал командир роты, а приобретал и распределял ротный артельщик. Приготовление пищи из приварочных продуктов возлагалось на кашеваров.

Винные порции

Кроме питания, существовали еще винные порции, выдаваемые солдатам по праздникам. Их в году насчитывалось около десятка различных праздников. Эта статья расходов шла отдельно и не учитывалась в приварочных и чайных деньгах.

Техническое снабжение

Постепенно развивалась и техническая составляющая военно-полевого продовольственного снабжения в походах. Простейшая полевая кухня впервые была опробована в 1866 году в Варшаве в лейб-гвардии Литовском полку.

Заключение

Итак, военное питание в Российской империи в XIX веке строго регламентировалось, как в мирное, так и в военное время. Организация питания, распределение средств, а также техническое обеспечение позволяли поддерживать военнослужащих в боеспособном состоянии.

Компактные инновации в армейском питании

В 1888 году появились первые полевые пекарни, для выпечки ржаного и пшеничного хлеба, а также сушки сухарей.

Полевая кухня подполковника Турчановича

Оптимальным полевым вариантом многими экспертами считалась походная кухня подполковника Антона Турчановича, запатентованная в марте 1904 года и прекрасно зарекомендовавшая себя во время русско-японской войны. Борщ, кашу и чай на 250 человек на ней можно было приготовить за четыре часа.

Эра автомобильных кухонь

Автомобильная кухня на смену конной тяге пришла только в период Первой мировой войны. В конце 1917 года таких автокухонь насчитывалось свыше сотни.

Родом из 1939-го

Когда в нашей армии появились сухие пайки? Довольно поздно, учитывая их востребованность — в 1939 году. В основе были пищевые концентраты — брикеты сублимированных (то есть обезвоженных) каш, которые требовалось лишь положить в котелок с водой и варить до готовности. Кроме того, в эти первые образцы сухих пайков входили ржаные сухари, чай, соль, сахар и вобла. Последняя вовсе не случайно заняла место в сухпае, а благодаря соотношению калорийности и веса: небольшая по объему и легкая, эта сушеная рыба весьма питательна.

Производство в годы войны

Два года шла апробация новинки, а приказ о вводе для использования в случае отсутствия возможности организовать полевую кухню вышел перед самой Великой Отечественной войной — 15 мая 1941 года. Фронтовой вариант этого индивидуального рациона питания постоянно совершенствовался. Так, в него могли входить такие концентраты, как супы (гороховый, картофельный, фасолевый и борщ), каши (перловая, гречневая, пшенная, овсяная), печенье Крокет, кисель.

Само производство в годы войны значительно расширилось за счет перепрофилирования фабрик пищевой промышленности и создания специализированных цехов. Среди предприятий, где выпускались концентраты для сухих пайков, — Московский пищевой комбинат имени Микояна, Серпуховский завод, столичный Главпищеконцентрат, а также заводы в Горьком, Иванове и других городах.

Добавление витаминов и элементов

Несмотря на то что сухой паек был компактен по объему, удобен для употребления, мало весил и являлся вполне калорийной заменой привычному питанию, имелся и существенный недостаток. Речь о том, что в таком сухпае ощущался недостаток витаминов, макро- и микроэлементов. Но и тут нашли выход: стали добавлять концентраты из растений. В первую очередь березы, кедра, пихты, хвои сосны и др. В частности, среди популярных витаминных препаратов — концентрат листьев березы как источник аскорбиновой, никотиновой и глютаминовой кислот. Плюс витамин Е, эфирные масла, антиоксиданты (каротиноиды). Микро- и макроэлементы листьев березы обеспечивали бактерицидное действие, имели противовоспалительный и дезинфицирующий эффект, регулировали работу пищеварения.

Обеспечение питанием действующей армии в годы Великой Отечественной войны — тема обширная, а потому требует отдельного разговора. Пока же стоит отметить, что продовольственная служба армии и флота никогда не пренебрегала опытом предшественников, в том числе петровской и суворовской поры, использовала появившиеся технологические возможности ХХ века, а потому внесла свой достойный вклад в достижение Победы.

МТО ВС РФ № 7 2023Г.

Владимир Ильич ИСАКОВ

Министерства обороны Российской Федерации,

1 августа текущего года российское воинство и общественность в 25-й раз будут отмечать День Тыла Вооруженных Сил.

А начиналось все с давнего увлечения автора исторической работой. Продолжая свою военную службу в качестве начальника Тыла Вооруженных Сил – заместителя Министра обороны Российской Федерации, вместе с моими подвижниками мы заполняли белые пятна в истории системы тылового обеспечения войск (сил).

И началась работа в этом направлении. В 1998 году подготовили проект приказа Министра обороны о введении Дня Тыла Вооруженных Сил, который был подписан Маршалом Российской Федерации И.Д. Сергеевым. В следующем, 1999 году объединили все ветеранские организации обеспечивающих служб в Межрегиональную общественную организацию «Совет ветеранов Тыла Вооруженных Сил». Стали отмечать свой праздник, но на этом не остановились.

В 2000 году, специально к юбилею, мы подготовили все исторические документы, издали фундаментальный исторический труд «300 лет Тылу Вооруженных Сил».

А дальше встал вопрос об издании Указа Президента РФ о включении нашего праздника в перечень дней воинской славы. Подготовили проект Указа, направили его на согласование в Администрацию Президента РФ, но по каким-то причинам его не принимали к реализации.

Ситуацию надо было как-то решать, и помог случай. В 2000 году на встрече выпускников Академии Генерального штаба присутствовал Президент РФ. Тогда автор, спрося разрешения у Министра обороны И.Д. Сергеева, обратился к В.В. Путину. Подошел и поведал ему буквально в двух словах об истории, указах Петра I, о создании Тыла, царских указах о 100- и 200-летних юбилеях и о грядущем 300-летии. И после этого разговора Указ Президента РФ состоялся, в нем говорилось следующее: «Учитывая важное значение тылового обеспечения армии и флота, отмечая боевые заслуги перед Отечеством ветеранов и личного состава Тыла Вооруженных Сил и в связи с его 300-летием, постановляю: установить памятный день – 300-летие Тыла Вооруженных Сил и отметить его 1 августа 2000 года».

Многие спросят, что такое Тыл? А Тыл – это одна треть Вооруженных Сил. В задачи тыловых служб и структур входят не только питание, медицинское и вещевое обеспечение или подвоз горючего. Тыл – это трубопроводные соединения и части, дорожные, автомобильные железнодорожные войска. Это транспорт, пути, дороги, запасы материальных средств.

Полевая кухня Первой мировой войны

Итак, праздник был утвержден, следующим этапом необходимо было подвести под него геральдику. Сочинили гимн, обосновали и утвердили эмблему, флаг и штандарт начальника Тыла – заместителя Министра обороны. При этом особое внимание уделили памяти инициатора и создателя стройной системы тылового обеспечения Красной Армии в начале Великой Отечественной войны генерала армии Андрея Васильевича Хрулёва. Выпустили медаль Министерства обороны «Генерал армии А.В. Хрулёв», которой награждаются военнослужащие и гражданский персонал за особые заслуги в тыловом обеспечении войск (сил). Учредили премию Академии военных наук России имени Андрея Васильевича для вручения за наиболее значимые научные изыскания. Позднее, в 2003 году, Военной академии тыла и транспорта присвоили имя этого легендарного военачальника.

Дата праздника была взята за основу в силу того, что именно 1 августа 1941 года по настоянию А.В. Хрулёва был издан приказ Наркомата обороны о создании централизованной системы тылового обеспечения Красной Армии.

Кроме того, особое внимание и силы были уделены таким значимым вопросам истории, как описание и популяризация создания первых органов управления снабжением начиная с Петра I.

Предлагаю читателям журнала небольшой исторический экскурс. Наивно полагать, что в армии и на флоте до Великой Отечественной войны не было обеспечивающих органов. Конечно, тыл существовал задолго до тех памятных дней.

А что такое тыл, что обозначает это слово? Ранее под ним понимали противоположную чему-либо, обратную сторону, то есть то, что сзади. Есть лицо, а есть заТЫЛок, по-старославянски – поТЫЛица.

Подвоз боеприпасов, 1941 год

Сторона, противоположная фронту (фрунту, лицу), – именно так определяет тыльную сторону строя и нынешний Строевой устав Вооруженных Сил Российской Федерации. По мере развития военного дела тылом стали именовать не только сторону, но и всю территорию, лежащую вне зоны собственно военных действий. В дальнейшем понятие «тыл» распространилось также на органы управления, части и учреждения, размещавшиеся вне зоны боевых действий и выполнявшие, как правило, снабженческие и иные вспомогательные функции.

Поэтому хочу внести ясность. О 323-летии Тыла Вооруженных Сил мы говорим, исходя из понимания его как системы сил и средств, предназначенных для тылового обеспечения войск, то есть вкладываем в это понятие не пространственно-территориальное, а структурно-функциональное содержание.

Именно из этих соображений за точку отсчета истории Тыла Вооруженных Сил принят 1700 год. Тогда 18 февраля Пётр I подписал указы о создании первых центральных органов управления, ведающих вопросами, исходя из нынешней терминологии, продовольственного, вещевого и финансового обеспечения русской регулярной армии.

В полевом управлении армии был создан комиссариат, ведавший всеми видами снабжения, в том числе и продфуражом. В дивизиях организация снабжения была возложена на обер-комиссаров и обер-провиантмейстеров, а в полках, соответственно, на комиссаров и провиантмейстеров. Причем полки обзаводились собственным войсковым хозяйством.

Сложившаяся в начале XVIII века структура органов управления и накопленный в ходе Северной войны опыт снабжения действующей армии были закреплены в Уставе Воинском 1716 года. Ответственность за обеспечение войск возлагалась на командующего армией (генерал-фельдмаршала), а непосредственное руководство ее снабжением – на генерал-кригс-комиссара. В его обязанности, в частности, входило обеспечение войск деньгами, вещевым имуществом, провиантом, оружием и лошадьми. Медицинскими вопросами заведовали: в армии – доктор при высших генералах, в дивизиях – доктор и штаб-лекарь, в полках – лекарь, в роте – цирюльник (фельдшер).

Любопытно оценить статус генерал-кригс-комиссара по нынешним меркам. С одной стороны, заведование финансами делало его наиглавнейшей фигурой. Но, с другой, с точки зрения имеющихся возможностей по организации обеспечения его значимость была неполной, поскольку обоз подчинялся генерал-ваген-мейстеру, над которым стоял генерал-квартирмейстер. Наряду с подвозом генерал-квартирмейстер также руководил размещением войск и госпиталей, то есть фактически именно он создавал тыловую инфраструктуру полевой армии, хотя и не являлся организатором материального обеспечения.

Разделение снабженческих и транспортных полномочий между должностными лицами имело в то время и свой резон. В частности, в случае острой необходимости обоз мог превратиться в подобие фортификационного сооружения и использовался как оборонительный рубеж. Но ситуация, когда один начальник определяет тыловую диспозицию, а другой – ее снабженческое содержание, внутренне противоречива. Поначалу это было не очень заметно, ведь тылы петровских армий украшала спартанская скромность. Однако по мере развития военного дела и усложнения тыловой организации «червь» противоречий становился опаснее. Забегая вперед, отмечу, что «тыловая раздробленность» стала смерти подобна в начале Великой Отечественной войны.

В общей системе снабжения наибольший удельный вес имело продовольствие. Провиантом армия обеспечивалась полностью из запасов государства. К 1705 году во многих городах были открыты продовольственные склады. Продукты доставляли на подводах или по рекам на стругах (больших лодках). Кроме постоянных (стационарных), организовывали также временные и подвижные склады. Временные развертывались войсками при остановках на непродолжительное время. В подвижных, именуемых магазинами, предписывалось иметь постоянные запасы продовольствия в размере месячной потребности.

Составить представление об этих прототипах современных бригад материально-технического обеспечения можно, например, из донесения адмирала Апраксина от 11 марта 1711 года. Он докладывал Петру I об организации походного магазина на 2609 подводах, возившего 4160 четвертей сухарей, 384 четверти круп, 1200 четвертей овса и 22 713 пудов сена. Если пересчитать в соответствии с современной системой измерений, то это около 1300 т. Вполне сопоставимо с грузоподъемностью бортового транспорта отдельного батальона материального обеспечения современной дивизии.

Поскольку дело снабжения армии всецело становилось заботой государства, неизбежно требовалось нормирование. 18 февраля 1705 года Указом был определен точный размер хлебного «жалования» всем без исключения нижним чинам. «Прапрадедушка» нашего продовольственного пайка состоял из полуосьмины муки (около 24 кг) и малого четверика круп (около 3,5 кг) в месяц. На приобретение остальных, «приварочных» продуктов выдавались деньги.

Войскам за пределами России предусматривалась выдача дополнительных «порционов»: двух фунтов хлеба (820 г), одного фунта мяса (410 г), двух чарок вина (250 г) и одного гарнца пива (3,28 л) на человека в день. Кроме того, на месяц полагалось 2 фунта соли и 1,5 гарнца круп. Как правило, порционы выдавались не натуральными продуктами, а деньгами. Воины могли купить продукты по своему усмотрению. Современники утверждали, что «довольствие было отличным, и царь сам испытывал на себе в продолжении месяца солдатский паек раньше, чем утвердить его».

Напрашивается аналогия. Российские миротворцы в Югославии обеспечивались питанием из расчета 3,95 долл. на человека в сутки. Для военнослужащих на территории России в бюджете предусматривалось 12,43 руб. (т.е. почти в 10 раз меньше). Основная причина живучести заложенной Петром I традиции «дополнительных порционов», – извечная нехватка денег на содержание Вооруженных Сил.

Следует заметить: многие аспекты современной тыловой проблематики уходят корнями в историю. К примеру, в петровскую эпоху провиантмейстеры и комиссары подчинялись только вышестоящим начальникам по своей специальности и не были в подчинении командиров полков и дивизий – они состояли при войсках как уполномоченные от армии, иногда от губернии. Чтобы надежнее уберечь казну от хищений, командиров отстраняли от непосредственного распоряжения материальными средствами. Уж больно был живуч образ «воеводы на кормлении».

А взять войсковую экономику. Уже после смерти Петра I, в 1730 году, Временная воинская комиссия констатировала недостаточную обеспеченность войск. Последовали решения, дававшие полкам право накопления отпущенных казной средств. На «экономические суммы» (сэкономленные деньги) можно было покупать все необходимое вплоть до лошадей. Известная автономность войскового хозяйства была выгодна государству: собственное имущество сберегается лучше казенного. А чем не «экономическая сумма», скажем, в недавнем прошлом вид 101, куда поступали средства от подсобных хозяйств, экономии хлеба и т.д. Очевидно, практика внебюджетных средств имеет многовековую историю.

В середине XVIII века за мундир, выданный для носки, с военнослужащего вычиталось до 49 % жалованья. Так государство улучшало сбережение вещевого имущества. Кстати, то, что долгое время жалование и вещевое имущество курировало одно должностное лицо – комиссар, обуславливалось именно этой их тесной взаимосвязью. В современной концепции вещевого обеспечения военнослужащих, проходящих службу по контракту, за предусмотренное нормами снабжение, но неполученные вещи полагается компенсация.

Значительное развитие тыл русской армии получил в начале XIX века. В 1802 году в России было образовано Военное министерство, первоначально названное Министерством военно-сухопутных сил. Первым военным министром стал генерал от инфантерии С.К. Вязмитинов, который ранее некоторое время возглавлял Комиссариатский департамент. Именно при нем в 1805 году Комиссариатский и Провиантский департаменты были объединены в одно Интендантское ведомство. Кстати, интендант – слово французского происхождения, означающее: управляющий, заведующий. Сегодня же на слуху его английский эквивалент – менеджер.

Поистине переворотом в теории и практике военного искусства можно считать организацию тыла действующей армии в ходе русско-турецкой войны 1877–1878 годов Д.А. Милютиным и его соратниками. Изменения в способах ведения войны и увеличение численности армии делали невозможной эффективную организацию снабжения без тылового единоначалия.

Именно тогда был предпринят неординарный шаг – введена должность начальника военных сообщений действующей армии и командующего войсками, находящимися в ее тылу. На нее назначили командующего Киевским военным округом. Ему подчинялись штаб начальника управления, интендантское, артиллерийское, военно-медицинское, инженерное и военно-медицинское управления в тылу армии. Права и обязанности нового должностного лица были изложены во «Временном положении об управлении военными сообщениями действующей армии и находящимися в ее тылу войсками». Это был первый опыт действительной централизации руководства тылом. Территория, на которой размещались войска, «в тылу находящиеся», получила статус военного округа. Командующий округом, по сути, являлся начальником тыла действующей армии. Согласно Положению 1890 года «О полевом управлении войск», каждая действующая армия должна была обеспечиваться своим военным округом, то есть своим тылом.

Но все же тыл как специальный термин пополнил военный лексикон лишь в Русско-японской войне 1904–1905 годов. Стали различать общий и ближайший тыл. По сути, первый – не что иное, как тыл фронта, а второй – армии. Общий тыл получил своего рода автономию – независимость от других должностных лиц. Главный начальник тыла Маньчжурских армий подчинялся только главнокомандующему. В его ведении находилось тыловое управление, которое, размещаясь в Харбине, имело в распоряжении различные части и учреждения, выполнявшие функции снабжения и эвакуации.

Заострим внимание на приоритете: тыл в понимании, близком нынешнему, сложился в оперативно-стратегическом звене. Возросшее количество служб, частей и учреждений тыла, объем задач обеспечения, перемещаемого личного состава и грузов, раненых и больных повлекли за собой качественное изменение системы управления. Штаб оперативно-стратегического объединения не мог переварить тыловую информацию. В лице начальника тыла и его аппарата состоялся новый самостоятельный управленческий орган, тыловое обеспечение, можно сказать, самоопределилось.

Но здесь необходимо уточнение: новый орган еще не был в полной мере организатором обеспечения войск объединения. Во фронте этим занимались также другие органы и должностные лица. Территориальная составляющая во многом еще превалировала над функциональной.

Однако факт остается фактом: самостоятельный тыловой орган сложился! С этого момента дальнейшее можно рассматривать через призму перманентно эволюционного внедрения тыла во все звенья воинского организма.

Дальнейшее развитие органы тылового обеспечения как самостоятельные структуры получили в годы Первой мировой, Гражданской войн и послевоенных конфликтов применительно к способам ведения боевых действий, технической оснащенности войск (сил) и экономического состояния страны. И только в начале Великой Отечественной войны тыловое обеспечение стало самостоятельной, стройной системой, которая себя оправдала, явилась гарантом блистательных побед на фронтах и стала основой для поступательного движения на многие десятилетия вперед. Об этом уже имеется достаточно публикаций, в том числе и на страницах нашего журнала.

Сегодня тыловые специалисты выполняют важные задачи в зоне специальной военной операции, обеспечивают соединения и воинские части, занятые боевой учебой, повседневную жизнь военных гарнизонов, проявляя при этом самоотверженность, профессионализм и преданность выбранному делу – всестороннему обеспечению военнослужащих.

В этот праздничный день примите искренние поздравления с Днем Тыла Вооруженных Сил и самые наилучшие пожелания в благородном деле защиты Отечества!

В начале ХХ века рядовому бойцу Русской Императорской армии полагался такой ежедневный рацион: 700 граммов ржаных сухарей или килограмм ржаного хлеба, 100 граммов крупы (в суровых условиях Сибири — даже 200 граммов), 400 граммов свежего мяса или 300 граммов мясных консервов (строевой роте в день надо было, таким образом, доставить минимум одного бычка, а в год — целое стадо в сотни голов крупного рогатого скота), 20 граммов сливочного масла или сала, 17 граммов подболточной муки, 6,4 грамма чая, 20 граммов сахара, 0,7 грамма перца. Также в день солдату полагалось примерно 250 грамм свежих или около 20 грамм сушеных овощей (смесь сушеной капусты, моркови, свеклы, репы, лука, сельдерея и петрушки), которые шли в основном в суп. Картофель, в отличие от наших дней, даже 100 лет назад в России был еще не так распространен, хотя когда поступал на фронт, тоже использовался при приготовлении супов.

Интересно будет сравнить с советским армейским пайком, с 1934 и до 1960 в него входили (в граммах): хлеб ржаной 600, хлеб пшеничный 400, мука пшеничная 20, крупа разная 150, макаронные изделия 10, мясо 175 (в войну — 150), рыба 75 (в войну — 100), сало (жир животный) 20, масло растительное 30, картофель 400, капуста (квашеная и свежая) 170, свёкла 60, морковь 35, лук 30, коренья, зелень 40, томат-пюре 15, перец 0,5, лавровый лист 0,3, сахар 35, чай (в месяц) 50, соль 30, горчица 0,3, уксус 3. В войну добавили 100 г водки на солдата ежедневно для фронтовых частей.

Стоит упомянуть, что норма по мясу Русской Императорской армии была бы абсолютным мировым лидером, но первое место пришлось уступить американской армии, в которой еще с Гражданской войны (у северян) мяса полагалось более 500 грамм на солдата.

Но вернемся к Первой Мировой. На Русском флоте была своя специфика, и при сохранении калорийности некоторые продукты подлежали замене. Например, хлеба давали меньше, зато для моряков были макароны. Старались давать больше витаминов, а значит, квашеной капусты или овощей. В специализированных частях — авиации, бронечастях — рацион также был богаче.

В определенные дни солдатам полагались так называемые винные порции. Они выдавались по многочисленным праздникам, а также по медицинским показаниям.

Кроме того, в военное время членам семей солдат и унтер-офицеров, призванных по мобилизации, выдавали на одного члена семьи на месяц: муки 28 кг, крупы разной 4 кг, соли 1,6 кг, масла растительного — 409,6 г.

Во время религиозных постов мясо в Русской армии обычно заменялось рыбой (в основном не морской, как сегодня, а речной, часто в виде сушеных снетков) или грибами (в щах), а сливочное масло — растительным. Крупы в пайке в больших объемах добавлялись в первые блюда, в частности, в щи или картофельный суп, из них варили каши. В Русской армии 100-летней давности использовалась полбенная, овсяная, гречневая, ячневая, пшенная крупы. Гораздо реже выдавали рис.

На флоте была своя специфика, и при сохранении калорийности некоторые продукты подлежали замене. Например, хлеба давали меньше, зато для моряков были макароны. В отличие от армии с её сухим законом, у флотских сохранялась винная порция; старались давать больше витаминов, а значит, квашеной капусты или овощей. В специализированных частях – авиации, бронечастях – рацион также был богаче.

В целом рацион питания солдата состоял из трех частей: провиант; приварочные деньги; чайные деньги. Провиант выдавался в натуральном виде, т.е. непосредственно продуктами. Приварочные деньги и чайные деньги выдавались на приобретение строго оговоренных продуктов в определенном количестве, исходя из рыночных цен той местности, где располагалась воинская часть.

Полевая кухня в Русской армии

Питание военнослужащих в первой мировой войне

Общий вес всех продуктов, съедаемых солдатом в день, приближался к двум килограммам, калорийность — более 4300 ккал. Что, к слову, было значительно сытнее рациона бойцов Красной и Советской армии. А по чаю — так советский солдат и вовсе получал в четыре раза меньше — всего 1,5 грамма в день, чего явно не хватало на три стакана нормальной заварки, привычных солдату «царскому».

В условиях начавшейся войны пайки солдат вначале были еще более увеличены (в частности, по мясу — до 615 граммов в день), но позже, по мере ее перехода в затяжную фазу и иссякания ресурсов, снова уменьшены, причем свежее мясо все чаще заменяли солониной. Хотя, в целом, вплоть до революционного хаоса 1917 года русскому правительству удавалось поддерживать количественные нормы питания солдат, ухудшалось лишь качество продовольствия.

И дело тут было, в основном, в проблеме, как сейчас говорят, логистической. Слабо развитая сеть дорог, по которым интенданты должны были подгонять на фронт стада бычков и привозить по колдобинам сотни тысяч тонн муки, овощей и консервов. Почти весь ж/д транспорт был брошен на обеспечение нужд фронта, что сказалось на снабжении крупных городов. Кроме того, в зачаточном состоянии тогда находилась и холодильная промышленность (мясные туши коров, овощи, зерно надо было в колоссальных объемах как-то сохранять от порчи, складировать и транспортировать). Поэтому ситуации, подобные привозу подпорченного мяса на броненосец «Потемкин», были явлением частым и не всегда из-за злого умысла и воровства интендантов.

Варил и выдавал все блюда кашевар. Приготовленное мясо он вынимал из котла, разрезал на равные порции и выдавал каждому солдату при приёме пищи отдельно от супа или каши.

Питание военнослужащих в первой мировой войне

Запасал и закупал продукты для ротной полевой кухни – артельщик, весь этот процесс обычно проходил под контролем младшего офицера роты. Интересно, что и кашевара, и артельщика выбирали из роты по представлениям всех солдат – демократичным способом. Отвечал за питание ротный командир.

Полковник М. И. Пестржецкий отмечал в мемуарах, что интендантская служба была не в состоянии обеспечить его воинов продуктами питания в период наступления. На марше через покинутые селения удавалось разжиться только свеклой. Сухари в солдатских сумках крошились, прели и покрывались плесенью. Есть их было попросту опасно для здоровья. Те же австрийские деревни и веси, где еще оставались жители, не сулили русским войскам радушного хлебосольного приема. Наконец, высланная вперед разведка отыскала имение с запасом зерна, паровой молотилкой и мельницей. Деловитый прапорщик в полку наладил их работу, нестроевые наделали из щедро растущего кругом хмеля дрожжей. Свежего хлеба хватило на много дней вперед: «Управляющий имением австриец, видя слаженность и быстроту организации хлебопечения, спрашивал, действительно ли подобные случаи предусмотрены русским военным уставом».

Командование всегда пристально следило за вопросом питания солдат, хотя не всегда могло гарантировать отсутствие перебоев со снабжением. К примеру, приказ командующего 3-м кавалерийским корпусом графа Ф.А. Келлера от 25 января 1916 года гласил: «Ввиду уменьшения выдачи мяса, предписываю начальникам частей принять все меры, дабы это не отозвалось на качестве пищи. Требую, чтобы борщ и щи были наваристы и густы, а каша была бы достаточно сдобрена салом, и кашица к ужину не была бы жидка. Начальникам частей своевременно озаботиться заготовкой в достаточном количестве запаса продуктов».

Солдатский сухарь начала ХХ века — это не привычный нам золотистый сухарик к чаю, а, грубо говоря, засушенные куски той же простой буханки. Если долгое время питаться только ими — люди начинали болеть авитаминозом и серьезным расстройством желудочно-кишечной системы. Поэтому была налажена выпечка хлеба на фронте: как в обычных русских печах, так и в специальных полевых.

Уже в те времена массово производились консервы. Для нужд армии тогдашняя российская промышленность выпускала несколько их разновидностей в «жестянках» цилиндрической формы: «жареная говядина», «рагу из говядины», «щи с мясом», «горох с мясом». Причем, качество «царской» тушенки отличалось в выгодную сторону от советских, а тем более нынешних консервов — 100 лет назад для изготовления использовалось только мясо высших сортов из задней части туши и лопатки. Также при приготовлении консервов в годы Первой мировой мясо предварительно жарили, а не тушили (то есть закладывая в банки сырым и отваривая уже вместе с банкой, как сегодня).

На Русской армии был сухой закон, но солдатам в определённые дни полагались так называемые винные порции. Они выдавались по многочисленным праздникам, а иногда и по медицинским показаниям.

Вещмешок русского солдата, помимо прочего, содержал в себе НЗ — «неприкосновенный запас» (банки консервов и мешочек с галетами). Как отмечал познавший его вкус: «Галеты из белой муки были очень вкусны, а консервы из осетрины (целым куском) — просто великолепны».

А что у союзников?

Паек французских солдат с 1915 года был трех категорий: обычный, усиленный (во время боев) и сухой (в экстремальных ситуациях). Обычный состоял из 750 граммов хлеба (или 650 граммов сухарей-галет), 400 граммов свежей говядины или свинины (или 300 граммов мясных консервов, 210 граммов солонины, копченого мяса), 30 граммов жира или сала, 50 граммов сухого концентрата для супа, 60 граммов риса или сушеных овощей (обычно фасоли, гороха, чечевицы, «сублимата» картофеля или свеклы), 24 граммов соли, 34 граммов сахара. Усиленный предусматривал «прибавку» еще 50 граммов свежего мяса, 40 граммов риса, 16 граммов сахара, 12 граммов кофе.

Готовят для французских солдат

Питание военнослужащих в первой мировой войне

Все это, в целом, напоминало русский паек, отличия состояли в кофе вместо чая (24 граммов в день) и спиртных напитках. В России получарка (чуть более 70 граммов) спиртного солдатам до войны полагалась только по праздникам (10 раз в год), а с началом войны был и вовсе введен сухой закон. Солдат французский тем временем выпивал от души: вначале ему полагалось 250 граммов вина в день, к 1915 году — уже пол-литровая бутылка (или литр пива, сидра). К середине войны норма спиртного была увеличена еще в полтора раза — до 750 граммов вина, чтобы солдат излучал оптимизм и бесстрашие настолько, насколько это возможно. Желающим также не возбранялось и прикупать вино на свои деньги, из-за чего в окопах к вечеру встречались солдаты, не вяжущие лыка. Также в ежедневный паек французского воина входил табак 15-20 граммов.

На спокойных участках фронта солдаты питанием были скорее довольны. В феврале 1916 года капрал 151-го линейного пехотного полка Кристиан Бордешьен писал в письме родным: «За неделю у нас два раза был гороховый суп со свиной солониной, два раза — сладкий рисовый молочный суп, однажды — говяжий суп с рисом, однажды — зеленая фасоль и однажды — рагу из овощей. Все это вполне съедобно и даже вкусно, но мы поругиваем поваров, чтобы они не расслаблялись».

Гораздо хуже русских и французов питались британские солдаты, которым приходилось везти продовольствие по морю (а там орудовали немецкие подводные лодки) или закупать провиант на месте, в тех странах, где шли военные действия (а там его не любили продавать даже союзникам — самим едва хватало). В общей сложности за годы войны англичане сумели переправить своим частям, сражающимся во Франции и Бельгии, более 3,2 млн тонн продовольствия, чего, несмотря на поражающую воображение цифру, было недостаточно.

Паек британского солдата состоял помимо хлеба или галет всего из 283 граммов консервированного мяса и 170 граммов овощей. В 1916 году норма по мясу была уменьшена тоже до 170 граммов (на практике это означало, что солдат получал мясо не каждый день, части, поставленные в резерв — и вовсе лишь на каждый третий день и норма калорийности в 3574 калории в день уже не соблюдалась).

Питание военнослужащих в первой мировой войне

Как и немцы, британцы тоже начали использовать при выпечке хлеба добавки из брюквы и репы — муки недоставало. В качестве мяса нередко использовалась конина (убитые на поле боя лошади), а хваленый английский чай все чаще напоминал «вкус овощей». Правда, чтобы солдаты не болели, англичане додумались баловать их каждодневной порцией сока из лимона или лайма, а в гороховый суп добавлять растущую вблизи фронта крапиву и другие полусъедобные сорняки. Также британскому солдату полагалось выдавать по пачке сигарет или унции табака в день.

На фоне торжества французской военной гастрономии и русского сытного общепита, немецкий солдат питался гораздо более уныло и скудно. Воюющая на два фронта сравнительно небольшая Германия в затяжной войне была обречена на хроническое недоедание. Не спасали ни закупки продовольствия в соседних нейтральных странах, ни ограбление захваченных территорий, ни государственная монополия на закупки зерна.

Продукция сельского хозяйства Германии в первые два года войны сократилась почти вдвое, что катастрофически сказалось на снабжении не только гражданского населения (голодные «брюквенные» зимы, смерть 760 тысяч человек от недоедания), но и армии. Если до войны пищевой рацион в Германии в среднем составлял 3500 калорий в день, то в 1916-1917 годах он не превышал 1500-1600 калорий.

Широкое распространение получили суррогаты: брюква заменяла картофель, маргарин — масло, сахарин — сахар, а зерна ячменя или ржи — кофе. Немцы, кому довелось сравнить голод в 1945 году с голодом 1917 года, потом вспоминали, что в Первую мировую было тяжелее, чем в дни крушения Третьего Рейха.

Полевая кухня германской армии

Питание военнослужащих в первой мировой войне

Немецкий сухой паек состоял из 250 граммов печенья, 200 граммов мяса или 170 граммов бекона, 150 граммов консервированных овощей, 25 граммов кофе.

По усмотрению командира выдавалось и спиртное — бутылка пива или стакан вина, большая рюмка бренди. На практике командиры обычно не разрешали солдатам прикладываться к спиртному на марше, но, как и у французов, разрешали в меру напиваться в окопах.

Однако уже к концу 1915 года все нормы даже этого пайка существовали только на бумаге. Солдатам недодавали даже хлеба, который пекли с добавкой брюквы и целлюлозы (перемолотой древесины). Брюква заменяла почти все овощи в пайке, а в июне 1916 года начинает нерегулярно выдаваться и мясо. Как и французы, немцы жаловались на отвратительную — грязную и отравленную трупным ядом — воду вблизи передовой. Фильтруемой воды часто не хватало людям (фляжка вмещала всего 0,8 литра, а организм требовал до двух литров воды в сутки) и особенно лошадям, а потому строжайший запрет пить не кипяченную воду не всегда соблюдался. От этого были новые, совершенно нелепые болезни и смерти.

Более полутора часов о питании и быте русских солдат рассказывает рассказывает Буранов Никита Романович – военный историк, эксперт Российского военно-исторического общества:https://voenhronika.ru/publ/pervaja_mirovaja_vojna_rossijskaja_imperija/byt_i_pitanie_russkogo_soldata_v_pervuju_mirovuju_kushali_raznoobrazno_i_v_dva_raza_luchshe_nemcev_2019/26-1-0-6873?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Аппетит просыпается в бою https://rusplt.ru/ww1/history/history_12670.html

Фронтовой быт русского воина https://fishki.net/3066168-frontovoj-byt-russkogo-voina-pervoj-mirovoj-v-fotografijah.html

Оцените статью
Про пайку
Добавить комментарий