Сто лет в обед

Сто лет в обед Инструменты

Кому — водки, а кому — вина

Начавшуюся в августе 1941 года историю фронтовых 100 грамм трудно уже было закрыть. В июне следующего года Сталин подписал новое Постановление ГКО, которым отменил августовское 1941 года постановление и еще сильнее сузил круг бойцов, которым полагались наркомовские 100 граммов.

Теперь водку начали выдавать только в тех частях, которые вели наступление, а во всех остальных — только по праздникам. (Постановление ГКО №ГОКО-1889с от 6 июня 1942 года.)

Выдача водки

Солдаты с рюмками произносят тост.

С 25 ноября порядок выдачи водки вновь изменили. (Постановление ГКО от 12 ноября 1942 года №2507с.)

ГруппаПорция
На передовой позиции, ведущие разведку100 г в сутки
Артиллеристы, минометчики, экипажи самолетов после выполнения задач100 г в сутки
Полковые и дивизионные резервы, боевое обеспечение50 г в сутки

Выдачу водки с 25 ноября по 31 декабря 1942 года Сталин лимитировал строгими нормами. На 37 дней больше всего огненной воды досталось Западному фронту — 980 тыс. л (921,2 т), а меньше всего Карельскому фронту — 364 тыс. л. (342,16 т).

Выдача вина

Бойцам Закавказского фронта вместо 100 г водки начали выдавать по 200 г крепленого вина или 300 г столового вина, вместо 50 г водки — 100 г крепленого вина или 150 г столового вина.

Читайте также:  Горелка для пайки медных труб, разновидности газовых горелок для пайки медных трубок и их особенности, как выбрать, этапы пайки

Запрет на алкоголь

Высокотехнологичные боевые действия и алкоголь несовместимы, поэтому авторитетные боевые командиры придерживаются сухого закона в своих частях.

Раздача водки на русском флоте, согласно воинскому уставу 1716 г.

Споры о полезности алкоголя

Споры о том, полезен алкоголь или вреден — длятся веками, если не тысячелетиями. Нельзя всех причесывать под одну гребенку или мерить одним политико-пропагандистским аршином, как это произошло в годы бессмысленной и опасной горбачевской борьбы с пьянством и алкоголизмом.

Этапы борьбы можно разделить на несколько этапов:

  1. Этап 1
  2. Этап 2
  3. Этап 3

Алкоголь на атомных подводных лодках

В ее итоге страна за несколько лет потеряла элитные виноградники и технологии виноделия, бюджет не досчитался миллиардов рублей, а народ перешел на алкогольный суррогат под названием привет Горбачева.

Но даже в разгар безалкогольных свадеб и прочих кампанейских достижений перестройки на флоте не отменили ежедневную норму сухого вина для всех членов экипажей атомных подводных лодок, выполняющих учебно-боевые задачи в море.

Разрешение на алкоголь

Врачи доказали политикам, что у людей, проводящих в прочном корпусе атомохода без доступа свежего воздуха, естественного света и натуральной пищи, не один день и даже не один месяц нарушается обмен веществ в организме. Сухое вино помогает его восстановить.

Полезный алкоголь

Сто граммов красного сухого вина входит в паек подводников. Он составлен с учетом того, что всему экипажу субмарины, независимо от звания, приходится работать при больших перепадах давления. Вино подводникам выдается не для каких-то праздных целей, а исключительно чтобы стимулировать работу системы кровообращения, — рассказал в 2018 году

История чарки

Вообще, история чарки — рома или водки — на корабле восходит к древнейшим временам парусного флота. Это свидетельствует только об одном: прежде чем что-то критиковать, в предмете надо глубоко разобраться. А вот с водкой, пожалуй, до сих пор не разобрались — нужна она или нет на войне?

Питание на фронте

Вклад Тыла Красной Армии

Обстановка у г. Ленинграда с указанием действующих коммуникаций. Осень 1941 года

Нормы довольствия

Таблица 1: Нормы довольствия частей Ленинградского фронта и подразделений военизированной охраны города Ленинграда на 1 октября 1941 года (гр/сут на человека)

Организация питания бойцов на переднем крае была следующей: приготовленная в батальонных кухнях горячая пища доставлялась на передний край, как правило, два раза в сутки в сумеречное время – на рассвете и вечером, с наступлением темноты. При невозможности доставки горячей пищи военнослужащим выдавался сухой паек – сухари, консервы в жестяных банках, сахар, чай, соль, пищевые концентраты.

Фото 1

Советские солдаты принимают пищу на боевых позициях. Русло реки Дубровка, район переправы на плацдарм Невский пятачок. Осень 1941 года

Рисунок 2

Схема навигации по Ладожскому озеру. Осень 1941 года

Рисунок 3

Схема действующей ледовой дороги зимой. 1941-1942 годы

Фото 2

Строительство подводного трубопровода на Ладожском озере. 1942 год

Рисунок 4

Пояснительная записка к проекту и схема строительства ладожского бензопровода

Операция Искра и ее значение

В период с августа по ноябрь 1942 года по дну Ладоги были проложены также пять линий силового кабеля и одна линия телефонной связи. С декабря на вмороженных в лед опорных столбах с изоляторами смонтировали еще одну дополнительную электролинию.

Подготовка к эксплуатации Ладожской ледовой трассы

В октябре 1942 года началась подготовка к эксплуатации Ладожской ледовой трассы зимой. В ГКО также был одобрен проект организации регулярного железнодорожного сообщения по льду озера (его прекратили после прорыва блокады в январе 1943 года). 19 декабря движение автотранспорта по Дороге жизни вновь открылось.

Проведение наступательной операции

В течение 1942 года тыл Ленинградского и Волховского фронтов обеспечивал подготовку и проведение Любанской и Синявинской наступательных операций, результаты которых оказались, однако, неудовлетворительными. К ноябрю был разработан замысел новой, Шлиссельбургской наступательной операции под кодовым названием Искра, целью которой был возврат территорий южнее Ладожского озера. Это позволило бы установить устойчивую сухопутную связь осажденного Ленинграда со страной.

Подготовка и проведение операции

Все силы фронта и города были брошены на подготовку к проведению наступательной операции. В последнем квартале 1942 года промышленные предприятия Ленинграда увеличили выпуск продукции военного назначения почти на 600 % по сравнению с первым. Тыловые органы определяли задачи тылового и технического обеспечения проведения наступления, формировали запасы материальных средств.

  • Тылом Волховского фронта по железной дороге было перевезено и выгружено более 300 эшелонов (11 562 вагона).
  • С фронтовых складов Ленфронта к 24 декабря 1942 года было отгружено для 67-й армии 493 вагона (99 % потребного количества) боеприпасов.
  • Топлива в войсковое звено было поставлено 3 заправки для танков, 2 заправки для автомашин.
  • Запасы на полевых складах составляли 1040 т, продовольствия было отгружено 324 вагона.

Окончание блокады и значение операции

Считается, что операция Искра стала переломным моментом в битве за Ленинград, поскольку с этого времени стратегическая инициатива на северо-западном направлении окончательно перешла к Красной Армии. Значение прорыва блокады трудно переоценить, ведь уже с середины февраля 1943 года нормы питания войск и ленинградцев были повышены до продовольственных норм, установленных в остальных регионах страны.

Результат был достигнут строительством в самые сжатые сроки железной и автомобильной дорог по южному берегу Ладоги. Строительные работы железнодорожной линии, которая получила название Дорога Победы, начались 22 января 1943 года. Уже 7 февраля 1943 года на Финляндский вокзал пришел первый поезд с Большой земли.

Фото 3. Строительство железнодорожной линии Шлиссельбург – Поляны. 1943 год

Прорыв блокады Ленинграда не только коренным образом улучшил положение его защитников и жителей, но и укрепил веру в скорую победу над врагом, который по-прежнему продолжал осаждать город, а также беспрепятственно подвергал его транспортные коммуникации постоянным обстрелам и авианалетам. Как известно, верховное командование вермахта в 1943 году считало, что Красная Армия не могла подготовить достаточных сил и средств для проведения крупномасштабной операции под Ленинградом.Именно подготовкой сил и средств для окончательного снятия блокады и занимался осажденный город в течение 1943 года. В первую очередь подготовка стала возможной благодаря регулярным поставкам из центральных регионов страны. С момента запуска железнодорожного сообщения коммуникация через Ладожское озеро (по льду и во время судоходной навигации) приобрела дублирующее значение. Из-за систематического огневого воздействия по проходящим поездам (11 км пути находились в зоне прямого визуального наблюдения противником) параллельно основному пути Дороги Победы был построен и 22 мая 1943 года сдан в эксплуатацию обходной железнодорожный путь протяженностью 18 км, избежать поражения которого все же не удавалось (рис. 5).

Рисунок 5. Дорога Победы с обозначением участков, подвергаемых нападению противником

Список используемых источников

1. Солсбери Г. 900 дней. Блокада Ленинграда. М.: Издатель Пресс, 1996. 592 с.2. Гёрлиц В. Свидетельства генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса. 1939–1943. М.: Центрполиграф, 2012. 380 с.3. Материально-техническое обеспечение Вооруженных Сил СССР в важнейших стратегических операциях Второй мировой войны. Т. 1. СПб.: ВАМТО, 2020. 365 с.4. Волкотрубенко И.И. Великая Отечественная война в цифрах артиллерийского снабжения (реферат-справочник). М.: ГРАУ, 1975. 67 c.5. Кириченко А.В., Мартыненко И.В., Махонько П.Ф. и др. История военных сообщений Российской армии. М., 2015. 512 с.6. Поздышев С.Н. Железнодорожные войска Советской Армии. М.: Воениздат, 1959. 181 с.7. Ковальчук В.М. Ленинград и Большая земля. Л.: Наука, 1975. 327 с.

БОЕВОЕ МЕНЮ СОВЕТСКИХ ПОДВОДНИКОВ

Сто лет в обед

Кок советской подводной лодки С-56 Василий Павлович Митрофанов в отсеке, 1943 или 1944 г., Северный флот. Фото Р.Л. Диамента.

Советским подводникам в море полагалось трёхразовое питание — завтрак (именуемый также утренним чаем), обед и ужин. Первый в сутки приём пищи был наиболее лёгким из всех. Обязательными элементами завтрака был чай с сахаром и белый хлеб со сливочным маслом. При этом на практике могли быть отступления от этих правил: редко (лишь в 3 случаях) чай заменяло какао, а масло — паштет (2 раза) или даже омлет (1). Чаще — 14 раз — вместо свежего хлеба выдавали галеты. В дополнение к такому лёгкому завтраку черноморским подводникам в боевом походе могли иногда выдавать различные «импортные консервы» (включая овощные; 8 раз), яйца (3), сыр (2); по разу в их боевом рационе на завтрак появлялись маринованая сельдь и варенье.Самым обильным был второй в сутки приём пищи. Обязательным его элементом были 250 грамм вина. Традиционным первым блюдом был флотский борщ — со свежей капустой или с мясом (заправленный «импортными мясными консервами»). Вместо него готовились также супы — фасолевый (12 раз), картофельный (3) и рисовый (3) с теми же консервами; частой была замена борща супом из концентратов (10 раз). Обязательным элементом вторых блюд были всё те же различные «импортные мясные консервы», включая сюда сосиски, ветчину (бекон), колбасу и сало шпик. Основным гарниром для черноморских подводников был рис, вместо которого по 6 раз давали гречневую кашу, фасоль и картофельный соус или пюре. В редких случаях на второе блюдо полагалась манная или сладкая рисовая каша на сгущённом молоке (4 и 3 раза соответственно), а иногда — один только гарнир: рис со сливочным маслом (4), картофельный соус (3) или фасолевое лобио (2 раза). Третьим блюдом был обязательный флотский компот, хотя 4 раза он заменялся какао, а однажды — киселём.

Самым разнообразным по ассортименту был ужин. Традиционным его элементом было какао, вместо которого выдавали так же компот (10 раз) или чай с печеньем (1). На гарнир преобладал в различных видах картофель — соус (13 раз), пюре (10), отварной (7), жареный (4). Вместо него всё к тем же «импортным мясным консервам» (30 раз) или к рыбным консервам (26; в основном — маринованная сельдь) подавался так же рис (14), гречка (2), по разу — фасоль и солянка. Редко на ужин готовились сладкая рисовая каша на сгущённом молоке (2 раза) и омлет или открывались овощные консервы (по 1 разу).

Сто лет в обед

При анализе этих меню выявился ряд закономерностей. Так ужин обычно представлял из себя повторение второго обеденного блюда. Обычно к концу боевого похода подводники переходили со свежего белого хлеба (запас которого был ограничен) на галеты, более обильными становились вечерние приёмы пищи. Самый же большой ужин приходился на последний день похода — именно накануне возвращения в базу в вечернем меню появлялись такие блюда, как, например, «сосиска с рыбными консервами», «омлет с рыбными консервами» или «картофель жареный с рисом и ветчиной», каковых не готовилось в «боевые будни».

Сто лет в обед

Торжественный обед членов экипажа подводной лодки Л-3 Краснознаменного Балтийского флота после возвращения из боевого похода. Судя по знакам различия краснофлотцев — фото до 1943 г.

При возвращении ПЛ из похода личный состав, как правило(,) прибывал в весе, всреднем (так в оригинале; следует читать «в среднем») около 1 — 2 кг. Потеря в весе отмечалась у мотористов, трюмных, электриков и рулевых(,) т(о) е(сть) тех специалистов(,) которым больше всего приходилось работать физически(.)Как правило(,) во всех походах ежедневно приготовлялась горячая пища. На некоторых подлодках пища приготовлялась на целые сутки — когда ПЛ находилась в надводном положении(,) и хранилась в холодном виде, а при выдаче её только подогревали. Делалось это исключительно из-за экономии электроэнергии. Были случаи(,) когда горячая пища не приготавливалась по двое суток и больше, это диктовалось тактической обстановкой.Калорийность суточного пайка была равна от 4100 до 4500 (калорий). Витамин «С», как правило(,) выдавался ежедневно. Опыт показал, что лучшим способом выдачи витамина являлось прибавление его к третьему блюду (компот-кисель).Меню составлялось чаще всего на три дня, это давало возможность лучше учитывать пожелания команды и (диктовалось) необходимостью в первую очередь расходовать скоропортящиеся продукты».Далее в своём отчёте полковник Кузьмин приводит примерные меню двух балтийских подводных лодок в их боевых походах. Для удобства чтения мы предлагаем их вниманию наших читателей в виде таблиц.Гвардейская подводная лодка-минный заградитель Л-3 в свой очередной, 7-й за войну боевой поход вышла 23 января 1945 года, а вернулась в базу 8 февраля. Приведём ниже «боевое меню» экипажа капитана 3-го ранга В.К.Коновалова на первые четыре дня похода:День Завтрак Обед Ужин Вечерний чай23.01.1945 Хлеб белый, колбаса, консервы овощные,масло, чай, сахар Селёдка, водка, борщ с мясом, котлеты с рисом, компот Суп-рассольник, лапша с мясом, какао, печенье Хлеб белый, масло, сыр, чай24.01.1945 Хлеб белый, рыбные консервы, масло, белок, чай, сахар Щи кислые с мясом, котлеты с гречневой кашей, компот из сухофруктов, квашенная капуста, водка Суп крестьянский, оладьи с маслом, кофе, галеты Хлеб белый, рыбные консервы, масло, чай, сахар25.01.1945 Сухари белые, сыр, масло столовое, чай, сахар Борщ мясной, жареный картофель с колбасой и огурцами, компот из сухофруктов Суп-лапша молочный,рисовый пилав, кофе, баранки Не было26.01.1945 Булки белые (свежие), омлет, чай, сахар, варенье Щи кислые мясные, фасоль с мясом, компот, вино красное Суп рисовый мясной, пельмени, како, квашенная капуста с растительным маслом Не было

23 ноября — 16 декабря 1944 года свой первый за войну боевой поход совершил новейший балтийский подводный крейсер К-53, которым командовал капитан 3-го ранга Д.К.Ярошевич. Вот каково было «боевое меню» экипажа этой «катюши» в течении 6 первых дней нахождения в открытом море:День Горячий завтрак (09.00) Полудник(17.00) Обед(23.00)25.11.1944 Суп с клёцками, солянка мясная, компот Какао, сыр, печенье, масло Макаронная запеканка, компот26.11.1944 Щи свежие, омлет с колбасой, компот Какао, сыр, печенье, масло Рис с консервами, компот27.11.1944 Суп макаронный, картофель жареный, компот Чай, ветчина, печенье, сыр Виноград, кофе28.11.1944 Суп картофельный, гречневая каша с консервами, компот Кофе, консервы рыбные, печенье, сухари белые Макароны жаренные, компот29.11.1944 Борщ, рисовая каша молочная, компот Какао, сыр, печенье, масло Омлет с колбасой, компот30.11.1944 Суп рисовый, гречневая каша, компот Чай, консервы овощные, печенье Макароны с сухарями сладкими, компот

Эту информацию полковник Кузьмин в тексте своего отчёта прокомментировал следующим образом:«Из меню видно, что приём пищи был три раза в сутки, причём в надводном положении, ввиду того, что личный состав при штормовой погоде плохо кушает, делалось одно второе и компот. А в подводном положении, сразу же после погружения, выдавался так называемый горячий завтрак, состоящий из первого, второго и третьего, который готовился в надводном положении. Перед всплытием выдавался полудник. Таким образом распределение пищи было таково: 1. Горячий завтрак — 09.00 утра. 2. Полудник — 17.00(.) 3. Обед — 23.00(.) Из изложенного видно, что большая часть пищи выдавалась в подводном положении, т(ак) к(ак) личный состав в подводном положении кушал лучше».Вновь обращаясь в дальнейшем тексте своего отчёта к общим вопросам питания балтийских подводников, полковник Кузьмин писал:«Надо отметить, что ассортимент продуктов, а особенно круп, был очень мал, ввиду чего всё быстро «приедалось». Личный состав плохо употреблял рыбью печёнку, а также и овощные консервы, фаршированные с кашей, в которых употреблялись сами овощи, а фарш в большинстве случаев выбрасывался. Быстро также надоела консервированная американская колбаса в банках. Трудно было также распределить крупы, ввиду их малого ассортимента.

Сто лет в обед

Личный состав с большим аппетитом кушал супы, приготовленные из свежих овощей, а так же селёдку с гарниром (солёные огурцы, солёная капуста, отварной картофель).Выдаваемый в походе спирт, личный состав пил плохо, всё время просил заменить его вином, которого было выдано мало, кроме того с ПБ (плавучей базы подводных лодок) «Полярная Звезда» было получено плодо-овощное вино низкого качества(,) из-за чего его пришлось быстро израсходовать, так как оно стало быстро бродить и киснуть».

Сто лет в обед

Сервировка стола для торжественного обеда комсостава. На столе — запеченные целиком поросята, традиционное блюдо на советском подплаве после успешного боевого похода. Фото Р.Л. Диамента.

В заключении цитируемого раздела своего отчёта полковник Кузьмин обращался к традиционно «больному вопросу» для советских подводников:«Самым большим вопросом являлось хранение продуктов. Имеющиеся на ПЛ провизионки на столько малы, что и 1/8 получаемых на поход продуктов не может в них вместиться. Следовательно, большая часть продуктов размещалась по отсекам. Хранить же в отсеках можно не все продукты или(,) по крайней мере(,) они должны быть в хорошей упаковке. Об изготовлении специальной тары для ПЛ много говорили и писали, но и на сегодня ничего реального нет. В результате несоответствующей тары многие продукты быстро портились (сухари, квашенная капуста, огурцы, колбасные изделия и т.д.)». По данным Кузьмина, «за время похода было забраковано» 192 килограмма принятых на борт продуктов, в том числе: 70 кг солёной капусты из 170 имевшихся (или 41%), 50 из 340 кг солёных огурцов (15%), 12 из 13,6 кг свежей свёклы (88%), 10 из 17 кг свежей моркови (59%) и 50 из 595 кг свежего картофеля (8%). В целом это составило 3% от общего веса всех взятых на борт продуктов.Их подробный список приводится в приложенной полковником Кузьминым к своему отчёту «Дубликате накладной № 51 на отпуск продовольствия со складов Кронштадтской береговой базы ПЛ — автономный (паёк на) 3400 суточных дач (для) ПЛ К-53». Приведём текст этой накладной в изложении (все цифры приводятся в килограммах): хлеб ржаной — 68, хлеб пшеничный — 136, мука пшеничная 75% — 170, печенье разное — 204, сухари разные — 612, сухари ванильные — 340, баранки — 34, галеты «Арктика» — 102, рис — 136, крупа гречневая — 51, крупа перловая — 34, макароны — 102, консервы мясные — 510, консервы рыбные — 238, консервы овощные — 170, фрукты консервированные — 255, ветчина — 204, сыр — 102, масло сливочное — 204, масло растительное — 17, сельдь — 102, вобла — 136, картофель свежий — 595, картофель сухой — 68, огурцы солёные — 340, свёкла свежая — 13,6, морковь свежая — 17, капуста квашенная — 170, спирт 80% — 50, спирт 96% — 28,7, вино столовое — 340, чай — 6,8, кофе натуральный — 8,5, какао — 8,5, молоко сгущёное с сахаром — 208,сахар — 306, шоколад — 51, фрукты сушёные — 85, овощи сухие — 24,48, лук сухой — 8,5, томат-паста — 34, сушёный яичный порошок — 40,8, соль — 68, горчица — 3,4, перец — 0,34, дрожи — 1,5, уксус — 10,7, лимонная кислота — 17, или в целом почти 6433 килограмма различных продуктов. К этому весу нужно приплюсовать ещё 3400 «человеко-дач» витамин «С» в таблетках.Вот как обеспечивались питанием балтийские подводники, выходящие в море в последний год войны".

День 23 февраля, как бы с течением времени ни менялось его называние, и вне зависимости от того был рабочим или выходным, давно уже стал всенародным праздником нашей страны.

Родилась ты под знаменем алым в восемнадцатом грозном году

Дата празднования установлена, как нам некогда рассказывали, в честь победы рождавшейся Красной Армии над немецкими войсками под Псковом и Нарвой, случившейся 100 лет назад. А чуть ранее, 28 (н.с.) января 1918 г. В. И. Лениным был подписан Декрет «Об организации Рабоче-крестьянской Красной Армии». На следующий день вышел Декрет о создании Рабоче-крестьянского Красного флота.

Пункт 1 раздела II первого декрета гласил: «Воины Рабоче-крестьянской Красной Армии состоят на полном государственном довольствии и сверх сего получают 50 руб. в месяц».

И вот с продуктовым довольствием, и как оно менялось за 100 лет стоит разобраться.

Сто лет в обед

Фунт с лихом

Но ведь современные Российские Армия и Флот имеют более длительную историю. И вопроса питания нижних чинов царской армии стоит коснуться отдельно, тем более что сейчас по этому поводу можно найти множество сомнительных сообщений.

Например, сравнивая норму суточной выдачи мяса, установленную во время I мировой войны, равные 1 фунту (409,5 г) с нормой середины 1930-х годов (175 г) и тем более с нормой времен Великой Отечественной войны (150 г), делают вывод, что царский солдат питался лучше. Некоторые вообще уверяют, что солдат ежедневно получал 410 г отварной говядины, добавлю, от которой кто-то заботливо отделил кости, а интенданты, офицеры и унтер-офицеры в то время были сплошь честными и не запускали свою, хотел сказать «лапу», но лучше ложку, в солдатский котел. Предельно высокую норму мяса некоторые такие «историки» определяют даже в 716 г, ошибочно суммируя собственно положенное в сутки мясо и его замену: мясные консервы в количестве ¾ фунта.

Реальных сведений в подобных сообщениях не так уж и много. Фунт мяса действительно имелся, но в виде убойного веса скота, включая субпродукты. Мясо «по раскладу в котелке» никогда не учитывалось в рационе ни одной армии мира. Действительно, говядина, с учетом того, что в русской армии служило много «иноверцев», была основным видом мясного довольствия. Иногда заменялась свининой, салом и мясными консервами, коих полагалось уже 72 золотника (3/4 фунта или 307 г). При замене мяса на колбасу последней выдавалось еще меньше: полфунта.

Но главное. Мясо в царской армии выдавалось не каждый день. В постные дни оно заменялось рыбой, а в дни строгого поста – грибами. Рыба, как ежедневный провиант не предусматривалась. Дней строгого и нестрогого поста у нас около 200 в году. Поделив суммарное количество мяса, выдаваемого в скоромные дни, на все дни года и поступив так же с «постной» рыбой, получим даже меньшее количество этих продуктов в среднем на день в сравнении с тем, что полагалось красноармейцу в 1934 г. Есть подозрения, что большевики, не мудрствуя лукаво, так и поступили при установлении норм.

Чтобы представить, как выглядело солдатское питание в скоромные и постные дни в тылу воюющей Русской армии, приведем два положения из инструкции по приготовлению пищи, изданной в 1916 г. Поясним, что упоминаемая там единица объема жидких и сыпучих продуктов «гарн» – это гарнец, равный 3,28 л, а 1 ведро равно 12,28 л.

И добавлю: завтрака как такового у солдат не было, на немецкий манер им выдавался чай и хлеб.

Нормами солдатского питания Царское правительство гордилось, в значительной мере заслужено, и даже использовало этот факт для пропаганды.

Надо вовремя кормить красного защитника

О нормах питания во время Гражданской войны говорить трудно. Они часто вводились, изменялись и отменялись.

По ее окончании началась работа по сокращению армии и флота и по переводу их в состояние мира. Это коснулось и продснабжения. В апреле 1922 г. решением Совета труда и обороны (СТО) был введен первый единый красноармейский паек. Из-за того, что годом ранее в стране случилась сильная засуха, он был очень «тощим»: по энергетической ценности едва перетянул за 1960 ккал. Урожай 1922 года заметно превзошел показатели двух предыдущих лет, и 1 сентября того года СТО ввел новые нормы питания. Они указывались в фунтах и золотниках, в таком виде и приводим, «продублировав» их в более привычных ныне граммах.

Таблица 1 – Нормы продуктового довольствия красноармейцев (в фунтах и граммах) от 1.09.1922

Сто лет в обед

Приказом предусматривалось 5 дней в неделю выдавать мясо и 2 – рыбу.

Под овощами, в основном, имелся в виду картофель, который по возможности разрешалось заменять другими овощами (морковью, свеклой и др.) из расчета 1:1.

Подболтка – мука низких сортов для добавления в суп.

Обращает внимание присутствие муки для хлебопечения или хлеба в готовом виде. Дело в том, что тогда пытались наладить выпечку хлеба для красноармейцев непосредственно в частях и даже в подразделениях. Затея провалилась, в дальнейшем мука для выпечки хлеба в рацион бойца не входила.

Над данными нормами явно работали военспецы продслужбы старой армии, уж очень они близки к «царским», хотя полностью и не совпадают с ними. Калорийность суточного питания, в зависимости от выдачи мяса или рыбы, животных или растительных жиров, крутилась около 3205 ккал, но привлекает явно малое количество картофеля и круп. Красноармеец, несмотря на приличное количество калорий, явно испытывал чувство голода.

В два последующих года были введены повышенные в сравнении с красноармейским питанием нормы для моряков, летчиков, танкистов и бойцов, находящихся на лечении. Но и нормы основного красноармейского пайка в 1920-е годы пересматривались трижды, в результате чего его калорийность была доведена до примерно 3800 ккал.

Жить стало лучше, жить стало веселее

К середине 1930-х сельское хозяйство и пищевая промышленность начали делать первые успехи. СТО СССР постановлением от 16.03.1934 ввел 13 норм питания, учитывающих специфику службы и место ее прохождения разными категориями военнослужащих. Приводим одну: основной красноармейский паек.

Таблица 2 – Нормы суточного довольствия по основному красноармейскому пайку 1934 г

Сто лет в обед

Про соотношение мяса и рыбы в царской и Красной армиях уже говорилось, а вот набор и количество других продуктов, здесь явно лучше.

Постановление СТО от 04.07.1935 определило нормы питания в военное время. Таких норм было 11. Основная фронтовая норма практически полностью повторяла «мирный» паек 1934 г. Разве что, килограмм хлеба не делился на белый и черный и не расписаны овощи, указанные в сумме (735 г). Тыловой был, понятно скупее, хлеб – 800 г, мяса меньше, но рыбы больше.

Часть норм 1934 г., но не основных, была пересмотрена в 1936 г. Выдающиеся, вне сомнений, успехи сельского хозяйства и пищевой промышленности страны, пришедшиеся на конец 1930-х годов, позволили значительно улучшить снабжение военнослужащих. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 15 мая 1941 были утверждены новые нормы питания военнослужащих РККА, приказом НКО СССР № 208 от 24.05.1941 они были введены с 1 июня того же года.

Казалось бы, данный суточный набор продуктов питания и вспоминать не стоит, ведь просуществовал он всего-то 3 недели, до 22 июня. Но, как ни странно, он оказался самым большим долгожителем среди всех армейских и флотских норм питания: «работал» с перерывом около 20 лет. Да и долгие годы впоследствии он оставался основой самой распространенной нормы питания № 1 военнослужащих ВС СССР.

Таблица 3 – Нормы суточного довольствия по основному красноармейскому пайку от 15.05.1941

Сто лет в обед

Впервые в нашей армии появилось понятие «вегетарианский день», когда мясо и рыба солдатам не полагалась, но должно быть выдано большее число сахара, макаронных изделий, круп. Таких дней должно было быть 4 в месяц. Что интересно, на сало и комбижир вегетарианство не распространялось.

В сравнении с нормами 1934 г. увеличилось количество овощей, причем по всем позициям, в том числе в части картофеля, достигнув в сумме 820 г. А вот мяса красноармейцу полагалось меньше (150 г), но на те же 25 г увеличилось количество рыбы (100).

О питании советских бойцов во время Великой Отечественной войны и сравнении норм их продснабжения с нормами в других воюющих во II мировой войне армий на портале уже сообщалось, повторяться не стоит.

Но работа над этим материалом вновь заставила автора задуматься над вопросом: почему в первые недели войны вышло несколько явно «сырых», толком непроработанных приказов и постановлений, касающихся норм и организации питания, снабжения фронтовых и тыловых частей, часто противоречащих друг другу? Почему действительно «работоспособное», просуществовавшее с минимальными изменениями до конца боев, Постановление ГКО «О нормах продовольственного снабжения Красной армии» вышло только 12 сентября 1941 г.? Ведь, казалось бы, чего проще ввести «военные» нормы 1935 г.?

Думается, причина в стремительном отступлении наших войск, когда, кроме прочего, терялись склады продовольствия и базы производства продуктов. И «мирные» 1941 г., и «боевые» 1935 г. нормы было невозможно осуществить. А нормы питания в боевых условиях, установленные 12.09.1941, на взгляд автора, являются оптимальным «микстом» норм основного фронтового пайка 1935 г. и мирного 1941 г.

От довольствия к удовольствию

Перевести армию и флот на снабжение по мирным нормам сразу после окончания Великой Отечественной войны не удалось. Причины понятны: разрушенная промышленность на значительной части страны, к которой добавился неурожай 1946 г. Поэтому более трех лет армия питалась по военным нормам. Часть по нормам ближнего тыла, часть по весьма скудным нормам глубокого тыла.

Послевоенные нормы питания (которых всего было установлено 11) были упорядочены и введены в марте 1949 г. Приказом Министра Вооруженных сил № 58. Некоторые небольшие изменения (по госпитальной и летной норме) вносились в 1950 и 1955 г.

Солдатский основной паек 1949 года практически повторял нормы мая 1941 г. (в т. ч. по вегетарианскому питанию) с минимальными изменениями. Потребление ржаного хлеба (и в летний и зимний период времени) было уменьшено на 100 г, одновременно на ту же величину возросла выдача пшеничного хлеба, достигнув 400 г., была исключена соевая мука из норм невегетарианского питания.

С 1 января 1960 г. вегетарианские дни (а с ними и нормы) были отменены, а солдаты стали получать ежедневно 10 г сливочного масла, в 1968 г. его норма была увеличена до 20 г. Позже добавлены еще «удовольствия» в рацион довольствия: концентраты киселя и сухофрукты, количество сахара было увеличено до 65 г. С 1975 г. солдаты получили куриное яйцо (2 шт. в неделю), чуть позже молоко (100 г).

Последняя основная норма для солдат и сержантов срочной службы сухопутных войск Советской Армии, утверждена в 1990 г.

Таблица 4 – Норма № 1 питания солдат и сержантов срочной службы Советской Армии 1990 г.

Сто лет в обед

Служить России, удивительной стране

Нынешний список продуктов, полагающихся солдатам, проходящим службу по призыву в обычных условиях, насчитывает 31 позицию.

Таблица 5 – норма № 1 (общевойсковой паек) питания военнослужащих по призыву в Российской армии от 2011 г.

Сто лет в обед

Набор продуктов при этом удивительно разнообразен. Кстати, количество положенного мяса (250 г) впервые за сто лет превзошло мирную норму царской армии. Или рыба (120 г), впервые указанная в нормах как «потрошенная, без головы».

В «Руководстве» расписано практически все, что касается снабжения и организации питания. Понятно, что в некоторых случаях предоставить все перечисленные продукты невозможно. Так поверьте бывшему офицеру продслужбы, что таких четких и обоснованных норм замены продуктов никогда раньше не было.

Готовя этот материал, автору случалось натыкаться на жалобы солдат по призыву, а чаще их матерей, на плохое питание. Всякое в службе бывает. И плохое питание тоже. Но виноваты в том конкретные командиры, офицеры продслужбы, да просто армейские повара, но никак не нормы питания, действующие сегодня. Из такого набора продуктов общевойскового пайка можно обеспечить вполне сытное, полноценное, разнообразное и здоровое питание солдата.

Все годы существования Русской, Красной, Советской и Российской Армии страна старалась как можно лучше, насколько, конечно, позволяли условия, накормить своего защитника. Среди прочего, благодаря этому ей только в кратчайшие периоды своей истории приходилось кормить чужую армию.

«Выпьем и снова нальем»

Во время Великой Отечественной войны в Красной Армии не было более засекреченного оружия, чем водка. Ни с каким другим видом оружия не связано такое большое количество секретных и совершенно секретных постановлений Государственного комитета обороны (ГКО) СССР и приказов наркомата обороны СССР, как с 40-градусной. Под документами такого высокого уровня стояли подписи людей, наделенных особыми полномочиями и особым доверием.

Все постановления ГКО подписывал, а некоторые и утверждал Сталин. Постановления, касающиеся снабжения Красной Армии, готовились в аппарате Комитета продовольственно-вещевого снабжения Красной Армии, который возглавлял нарком внешней торговли СССР, с 1942 года — член ГКО Анастас Микоян. Помощником по снабжению Красной Армии у него был заместитель заведующего секретариатом Совнаркома СССР Михаил Смиртюков.

В лётной столовой офицеры за столом, на столе графин с водкой.

Работа строилась в тесном взаимодействии с наркоматом обороны СССР (наркомом был Сталин) через заместителя наркома обороны СССР — начальника Главного управления тыла РККА (с мая 1943 года — начальник тыла Красной Армии) генерал-лейтенанта интендантской службы (с ноября 1942-го — генерал-полковник интендантской службы, с ноября 1943-го — генерал армии) Андрея Хрулева.

Хрулев приезжал в Кремль обычно в первой половине дня. Со Смиртюковым они шли к Микояну и обсуждали текущие вопросы, а также по каким из них готовить постановления ГКО, а по каким — приказы наркома обороны или даже замнаркома.

Собственно, этот триумвират и решал: сколько и кто будет пить в действующей армии. Михаил Смиртюков поручал оформление документов своему аппарату — а это примерно 70 референтов и 30 машинисток и стенографисток.

Во второй половине дня Смиртюков приезжал в наркомат обороны к Хрулеву. Андрей Васильевич обзванивал подчиненных ему начальников управлений тыла фронтов, и на основе полученной информации они вдвоем составляли проекты приказов. Смиртюков поздно вечером возвращался в Совнарком и отдавал документ машинисткам. На следующий день Микоян, которому было дано право подписывать решения правительства по оперативным вопросам, подписывал готовый документ или передавал проект Сталину.

Подписанное вождем постановление ГКО возвращалось Микояну для ознакомления, выписки отправлялись Хрулеву, наркому иностранных дел Молотову, военным советам фронтов и армий, заместителю Верховного главнокомандующего Жукову, наркому ВМФ Кузнецову и Михаилу Смиртюкову.

Как вспоминал впоследствии Михаил Смиртюков, он вместе с начальником Организационно-штатного управления Главного управления формирования и укомплектования войск Генштаба генерал-майором (с июля 1943-го — генерал-лейтенант) Николаем Четвериковым составлял ежемесячную заявку на продовольствие для Красной Армии. В нее включалось и необходимое количество алкоголя для действующей армии. Вдвоем готовили проект решения, приложения и писали докладную записку. В напечатанный на машинке текст от руки вписывали количество пайков для каждого фронта. Проект заявки подписывали Микоян и Хрулев, после чего документ передавался заведующему канцелярией Генерального секретаря ЦК ВКП(б) Александру Поскребышеву, а тот относил его Сталину. Таким образом, о реальной численности фронтов (по количеству пайков) знали только пять человек.

Солдаты на фронте встречают Новый год.

Первое посвященное водке совсекретное постановление ГКО вышло через два месяца после начала войны. В соответствии с ним 1 сентября 1941 года на передовой линии действующей армии начали выдавать по 100 граммов 40-градусной на человека. (Постановление ГКО от 22 августа 1941 года №562.)

Водку выдавали также летному составу ВВС, выполнявшему боевые задания, и инженерно-техническому составу, обслуживающему самолеты на полевых аэродромах. Наркомат обороны СССР обязал военные советы фронтов и армий обеспечить своевременную доставку напитка на передовые линии действующих войск и организовать надежную охрану его запасов в полевых условиях. (Приказ заместителя наркома обороны СССР генерал-лейтенанта интендантской службы Хрулева от 25 августа №0320.)

Позже порядок хранения и выдачи водки неоднократно уточнялся секретными Постановлениями ГКО и приказами заместителя наркома обороны. Ответственность за правильность назначения и выдачи водки была возложена на военные советы фронтов и армий. (Постановление ГКО от 11 мая 1942 года №ГОКО-1727с.)

После 11 месяцев тяжелых боев, неудач и отступлений отношение к водке со стороны высшего военно-политического руководства страны изменилось. Теперь на нее стали смотреть не как на средство — наравне с крепчайшей махоркой — снятия огромного психологического напряжения, но и как на стимул воевать лучше, смелее, результативнее. Только этим можно объяснить решение прекратить с 15 мая 1942 года ежедневную массовую выдачу «наркомовских» 100 граммов. С этого дня ежедневную порцию выдавали только в тех частях, которые «имели успех в боевых действиях против немецких захватчиков». При этом норму увеличили в два раза — до 200 граммов.

Именно в мае 1942 года по всесоюзному радио впервые прозвучала песня «Наш тост» («Гвардейская застольная») комиссара стрелкового батальона Исаака Любана на стихи военного корреспондента Арсения Тарковского и его соавтора рядового Матвея Косенко. Она заканчивалась строфой: «Выпьем, товарищи,/выпьем за гвардию —/Равных ей в мужестве нет./Тост наш за Сталина,/тост наш за партию,/Тост наш за знамя побед!»

Сталин с рюмкой произносит тост (картина П.В. Малькова).

Нет, не по углам землянки с горя («Выпьем с горя; где же кружка?») пили бойцы. Пили и пели с воодушевлением, с верой в победу. А как еще искреннее выразить это чувство, если не за столом с боевыми товарищами.

Но, надо полагать, что и среди лучших частей оделялись чаркой только особо отличившиеся. По крайней мере был установлен лимит на выделяемые объемы водки — не более 20% от численности войск фронта или армии. Так что крепкий напиток в 1942 году превратился в своего рода награду.

В остальных воинских частях, не попавших в список отличившихся, водку выдавали по 100 граммов на человека только в праздники: День Великой Октябрьской социалистической революции (7 и 8 ноября), День Конституции СССР (5 декабря), Новый год (1 января), День Красной Армии (23 февраля), Международного праздник трудящихся (1 и 2 мая), Всесоюзный день авиации (16 августа), а также в день полкового праздника (День части).

Как перекрывали «алкогольный кран»

В январе 1943 года, когда на Волге шла величайшая битва с войсками гитлеровской объединенной Европы, в наркомате обороны решили ополовинить норму летчикам в частях ВВС, приравненным к частям действующей армии, то есть выдавать только по 50 граммов и только в дни вылетов на боевые задания. Но зато ее начал получать и технический состав, непосредственно обслуживающий в этот день самолеты на аэродроме.

По 50 граммов начали выдавать строго по персональному списку, составленному командованием летной части и утвержденному командиром авиадивизии. (Приказ заместителя Наркома обороны СССР генерал-полковник интендантской службы А.Хрулева от 13 января 1943 года №031.)

Менее чем через четыре месяца правила выдачи водки вновь изменили. Когда Красная Армия от стратегической обороны перешла к стратегическому наступлению, личному составу действующей армии прекратили массово выдавать алкоголь. Шанс получить знаменитые «наркомовские» остался только у тех частей передовой линии, которые участвовали в наступательных операциях. Речь идет именно о шансе получить, а не о гарантированном получении, потому что с 3 мая военным советам фронтов и отдельных армий предоставили право самим решать, каким частям и соединениям выдавать водку, а каким — нет, исходя из общего лимита.

Приём в Кремле по случаю Дня Героев Отечества, В.В. Путин за столом с ветеранами.

У всех остальных военнослужащих осталось право «разговеться» только в дни революционных и общественных праздников. (Постановление ГКО от 30 апреля 1943 года №ГОКО-3272с и приказ замнаркома обороны генерал-полковника интендантской службы А. Хрулева от 2 мая 1943 года №032.)

Товарищ Сталин пошел навстречу просьбе разведчиков. «Учитывая ряд ходатайств военных советов фронтов и просьбу начальника Разведывательного управления Генерального штаба Красной Армии генерал-лейтенанта Кузнецова Ф.Ф., во изменение приказа НКО №0072 от 19 апреля с.г. приказываю: подразделения войсковой разведки на фронте довольствовать не по норме №9, как указано в приказе, а по норме №1, с выдачей дополнительно к норме №1: сахара — 15 г, сала-шпиг — 25 г, хлеба — 100 г, водки — 100 г».

Но одно условие все же осталось: «водку выдавать только в дни выполнения боевых заданий». (Приказ народного комиссара обороны Маршала Советского Союза И.Сталина от 22 июня 1943 года №0384.)

Начиная с лета 1943 года порядок выдачи водки личному составу действующей армии почти не менялся. Красная Армия победоносна шла на Запад, освобождая от немецко-фашистских захватчиков свою землю и европейские страны. Советскому солдату уже не нужен был для поднятия настроения «допинг» ни в каком виде, хватало боевого азарта и злости на врага. А выпить 100 граммов в праздник — не грех даже в мирное время. Рассказы о том, что старшина ходил по траншее с ведром водки и наливал всем желающим по полной кружке — обыкновенная солдатская байка.

Оцените статью
Про пайку
Добавить комментарий